вторник, 23 июня 2015 г.

Медведева: чемпионка, на которую равняется мир

В пятницу вечером Евгения Медведева отстояла свой титул чемпионки мира, попутно установив очередной мировой рекорд по сумме набранных баллов. Турнир одиночниц оказался для российских болельщиков сколь радостным, столь же трагичным: выступление Анны Погорилой стало для фигуристки самым неудачным за всю ее карьеру, и это реально вызвало сострадание всего зала. И если что-либо вообще можно было назвать сенсацией вечера (победа Медведевой, разумеется, таковой не являлась) — так это вот эти, поистине черные для фигуристки четыре минуты катания на протяжении которых Анна упала четырежды.




У этого турнира имелся свой экватор: 12-й из 24-х участниц свою программу исполнила шестнадцатилетняя Май Михара, и зал зашелся в экстазе. После того, как японка осталась 15-й в короткой программе, претендовать на высокое итоговое место она, разумеется, не могла, но вот лишь штрих: за техническое содержание произвольной программы Михара получила 74,40. Вице-чемпионка прошлогоднего мирового первенства Эшли Вагнер год назад имела в этом аспекте на шесть баллов меньше.

За последние пару лет в женском катании произошла интересная метаморфоза: оно, если можно так выразиться, стало абсолютно технологичным. В погоне за второй оценкой спортсменки и раньше старались заполнить программу всевозможными межпрыжковыми элементами и связками, но эта оценка по инерции продолжала отражать некий негласный рейтинг фигуристок — титулы и выслугу лет. Очередное совершенствование правилах привело к тому, что в части «компонентов» их стало можно использовать как инструкцию: сколько и каких движений должен совершить фигурист, чтобы получить за свой прокат максимум. Это сразу позволило тренерам не ждать, так сказать, милостей от природы, тихо надеясь, что судьи окажутся благосклонны к их подопечным, а нашпиговывать программы конкретными связками и «фичерами» по той же самой схеме, по которой раньше в программе расставлялись исключительно прыжки.

Венцом технологической мысли в этом отношении является даже не программа чемпионки мира-2016 Евгении Медведевой, а более юной победительницы последнего юниорского мирового первенства Алины Загитовой, которая в своей произвольной программе первой исполнила все семь прыжков во второй половине постановки, набрав за технику (и это — при «юниорском» судействе!) больше, чем Михара в Хельсинки и всего на 1,95 меньше, чем Медведева в Бостоне, когда завоевала свой первый титул чемпионки мира. По возрасту Загитова должна ждать допуска во взрослое катание еще год, но если рассуждать о женском одиночном катании с позиции наиболее интересных процессов, я бы уже сейчас поставила первым пунктом вопрос: будет ли Алина выступать в следующем году на взрослом льду. Если да, она реально может поставить под угрозу беспроблемное победное шествие Медведевой. Если Этери Тутберидзе решит обезопасить свою основную спортсменку и придержит Алину в юниорах, спортсменка вполне может потерять свой олимпийский шанс и не факт, что получит еще один — через четыре года.

Михара — из этой же категории, что и Загитова. Понятно, что японка еще не набрала достаточную силу, чтобы тягаться с сильнейшими, но год, оставшийся до Олимпиады — вполне достаточный срок.

Но вот парадокс: при всех чудесах, что творят на льду прыгающие малышки, миру значительно интереснее катание Вагнер, Кейтлин Осмонд и даже Каролины Костнер, хотя понятно, что лучшие годы итальянки уже позади.

Интересно, что Осмонд, впервые появившаяся на мировом первенстве четыре года назад в канадском Лондоне, уже тогда сильно взбудоражила фигурнокатательную общественность. Известный тренер Валентин Николаев, работавший в свое время с олимпийской чемпионкой Лиллехаммера Оксаной Баюл, тогда отметил, что в программах канадки нет ни одного пустого места — все элементы очень крепко «сшиты» между собой. Просто потом у Осмонд началась целая череда травм. Но когда она вернулась, стала лишь сильнее.

Ей и предстояло стать в пятницу основной соперницей Медведевой — если, конечно, допустить, что у чемпионки мира могли найтись соперницы в принципе: на тренировках Женя «убирала» всех без каких бы то ни было усилий. Костнер не тянула на амплуа «соперницы» по недостатку сложности, Вагнер слишком поздно, по словам ее тренера Рафаэля Арутюняна, начала работать так, как это было нужно для сохранения своих прошлогодних завоеваний. Прокаты обеих это лишь подтвердили: и Эшли, и Каролина уступили в общем зачете Михаре.

Что касалось бронзового призера прошлогоднего чемпионата Анны Погорилой, ей было изначально несколько сложнее, чем канадке: все-таки Осмонд приехала в Хельсинки в ранге чемпионки Канады, то есть — первого номера собственной страны. Анна же весь сезон шла в арьергарде Медведевой и все разы, что оказывалась с ней на одних турнирах, выглядела не слишком уверенной в том, что способна победить ту, на кого равняется мир. То есть в рамках одной команды явно была вторым номером.

При этом позиции для атаки у Погорилой были превосходные: Евгения по жребию каталась сразу после, так что на стороне Анны могло бы оказаться немало козырей: когда фигуристка «катает» музыку, а не сюжет, впечатление всегда остается более сильным. При идеальном, разумеется, прокате.

Такого у Анны не получилось. Она начала программу с «бабочки», за которой последовало падение, и уже это выдавало, до какой степени спортсменка жаждет победить в этот главный для себя миг сезона. Потом срывы стало лучше уже не считать.

Чемпионка мира завершила свой прокат очередным мировым рекордом — 154,40. После этого выступления Осмонд можно было уже не ждать: это была слишком высокая для нее планка. Неберущаяся….



Чемпионат мира. Хельсинки. «Хартвалл-Арена». 30 марта. Женщины. Финал

1. МЕДВЕДЕВА — 233,41. 2. Осмонд (Канада) — 218,13. 3. Даллман (Канада) — 213,52. 4. Чен (США) — 199,29. 5. Михара (Япония) — 197,88. 6. Костнер (Италия) — 196,83… 8. СОТСКОВА — 192,20… 13. ПОГОРИЛАЯ — 183,37.